Члены космической концессии, они же дети лейтенанта фон Брауна, они же гроссконструктор американской космической техники Илон Остапович Маск и администратор НАСА Билл Биллович Нельсон (больше известный в криминальной среде расхитителей федерального бюджета как Конрад Карлович Михельсон-младший), ехали на такси по городу Хьюстону, штат Техас.

Посадке в таксомотор предшествовал затяжной и нудный спор гроссконструктора с местным таксистом, который упорно отказывался везти из аэропорта на мыс Канаверал за восемь долларов. Илон убедительно и долго давил аргументами на несговорчивого работника руля и педалей, в монологе гроссконструктора часто слышались риторические реплики наподобие «А пин-код от премиальной карты Сбербанка, где деньги лежат, тебе не надо?«. Наконец таксист понял, что эту парочку проще отвезти на их условиях, чем продолжать торговаться, и хмуро согласился. Таксист не знал, что у Илона Остаповича не было премиальной карты Сбера, а если бы и была, он все равно после отключения системы SWIFT не смог бы ей расплатиться.

– Мы куда теперь? В отель? – спросил Билл Нельсон, залезая на заднее сиденье и озираясь.

– В отелях, – сообщил гроссконструктор, – живут только топ-чиновники из Госдепа, приезжающие по командировкам, а мы, дорогой мистер Киса, представители частного капитала. Мы не любим накладных расходов.

— Куда мы, однако, едем? – забеспокоился Билл ещё через десять минут, когда вокруг автотрассы начались пустыри и заброшенные старые дома.

– К хорошим людям, – ответил Илон, – в Хьюстоне их масса. И все мои знакомые.

– А где мы остановимся-то?

– В историческом месте. Там нам всегда будут рады. Направо, к подъезду, – сказал Илон водителю. – Вылезайте, Конрад Карлович, приехали!

– Что это за дом? – испуганно спросил Билл Биллович.

Илон посмотрел на древнее здание из серого кирпича с трещинами по фасаду и заваленной мусором территории и ответил:

– Общежитие астронавтов NASA имени доктора Рогозина!

– Ну, пошутил, пошутил. Имени Великого Американского Героя, мистера Нила Армстронга.

Как и полагается любому общежитию НАСА, общежитие астронавтов давно уже было заселено людьми, имеющими к полётам в Космос довольно отдалённое отношение. Часть ранее живших тут астронавтов завершила работу по специальности и разъехалась по другим штатам или умерла, а часть была исключена из отряда астронавтов за прогулы, несдачу тестовых заданий, алкоголизм, тупизм и прочие нарушения трудовой дисциплины. Именно эта часть, год из году возрастая, образовала в сером доме нечто среднее между кондоминиумом и деревней эпохи раннефеодальных отношений. Тщетно пытались возмущённые ряды новых астронавтов прорваться в общежитие. Бывшие астронавты были необыкновенно изобретательны и отражали все атаки. На общагу в итоге махнули рукой. Дом стал считаться диким и исчез со всех планов и сайтов НАСА. Общежития как будто бы и не было. А между тем оно было, и в нём жили люди.

Пройдя по лестнице на пятый этаж, концессионеры оказались в совершенно тёмном коридоре. Вскоре Конрад Карлович налетел в темноте на деталь какого-то большого железного предмета, обитого фольгой, и сильно ударился.

– Что, больно? – осведомился Илон. – Это ещё ничего. Это физические мучения. Вы ударились о Лунный Модуль самих Армстронга и Олдрина, между прочим! Вот он, во мраке, прячется, потрогайте рукой. Зато сколько здесь было моральных мучений – жутко вспомнить. Тут вот рядом стоял скафандр астронавта Шепарда. Он выкрал его из Центра подготовки астронавтов, а держать в комнате боялся. Так что посетители сперва ударялись о лунный модуль, а потом на них падал скафандр. Женщины-астронавтки, ходившие в гости к Шепарду, были очень недовольны…

– А откуда тут взялся Лунный Модуль? — удивлённо спросил Нельсон. — Его же на Луне оставили.

– Дорогой мой Киса, — нежно проворковал Илон, как только открыл своим ключом дверь в какую-то маленькую пустую комнату, в которой не было никакой мебели, лишь в углу лежала стопка старых газет, — вот смотрю я на вас и не перестаю удивляться. Вы ведь не первый год уже руководите НАСА, должны бы наконец начать понимать, что никто ни на какую Луну у нас не летал! Если, конечно, не считать «полётов» в Кинопавильоне.

– Так это был кинопавильон!.. — в полном изумлении вскричал администратор НАСА. — То-то, я смотрю, все эти съёмки выглядят так подозрительно и неправдоподобно!

– Тихо, тихо, мой доверчивый предводитель космического дворянства! Коновалов может услышать, он где-то тут шастает постоянно.

Услышав фамилию ненавистного Кинооператора, администратор НАСА осёкся на полуслове и замолчал, возмущённо вращая глазами и краснея от гнева.

Концессионеры разостлали по полу газеты, все из которых оказались выпусками «Российской Газеты» с различными статьями на тему Роскосмоса. Конрад Карлович вынул из дорожной сумки подушку-думку с надписью «Make America great again», которую везде возил с собой, и они улеглись. Через десять минут оба космических комбинатора уже крепко спали. Впереди предстоял стратегически важный день…

Продолжение следует…

Более ранние части:

Глава 37. Межпланетный космодром в Бока-Чика

Глава 38. Лекция о полётах на Марс в Бока-Чика

Глава 39. Вид на блестящий «Старшип»

Глава 40. Дети лейтенанта фон Брауна

от Алексей Королёв

Историк космонавтики. Исследователь аномальных феноменов. Координатор Международного центра гоминологии и Русской уфологической станции по Уралу. Блогер на Яндекс-Дзене. Проводник по аномальным зонам Урала. Живёт и трудится в Екатеринбурге.