КОСМОС. ЗЕМЛЯ. НЕПОЗНАННОЕ…

Мультиформатный проект о Вселенной, космонавтике, уфологии и аномальных явлениях

Глава 39. Вид на блестящий «Старшип» | Илон Маск: Начало

Был воскресный вечер. Всё, абсолютно всё на Выставке Достижений Народного Хозяйства США в городе Дубаи было чисто и умыто. Даже ракета «Starship», уходящая высоко в небеса и густо увешанная непонятными железяками из оцинкованного металла, была тщательно вымыта и испускала запах духов «Шанель номер 5».

(Предыдущая часть «Глава 38. Лекция о полётах на Марс в Бока-Чика» тут)

Налюбовавшись своим звездолётом и наклеив свежую афишу о лекции в Дубаи гроссконструктора (главного конструктора) ракетно-космической техники США И.Маска на тему скорой высадки на Марсе и выпив два пятицентовых стакана кока-колы, означенный конструктор Маск и его ассистент — администратор НАСА Конрад Карлович Михельсон, он же Билл Нельсон, проникли на выставку. За вход с них взяли десять долларов, но иначе попасть оказалось невозможным.

На выставке было много шума и суеты, много красивых тупых моделей с длинными ногами и накокаиненных людей в дорогих костюмах, и очень мало космической техники. Симфонический оркестр исполнял «Now I’m flying to the Moon and back». Везде продавалась холодная кока-кола.

Никому не было дела до двух популяризаторов полётов на Марс.

— Эх, мистер Киса, — сказал Илон, — мы чужие на этом празднике космонавтики!

Великий космический комбинатор строго посмотрел на Михельсона.

— Время, — сказал он, — которое мы имеем, — это деньги, которых мы не имеем. Киса, мы должны делать карьеру. Сто пятьдесят миллиардов долларов и ноль ноль центов лежат перед нами. Тут не надо брезговать никакими средствами. Пан или пропал. Я выбираю пана, хотя он и явный поляк.

Илон задумчиво обошел вокруг мистера Нельсона.

— Снимите пиджак, дорогой предводитель орбитального дворянства, и поживее, — сказал он неожиданно.

Илон принял из рук удивленного Билла пиджак, бросил его наземь и принялся топтать пыльными штиблетами.

— Что вы делаете? — завопил администратор НАСА. — Этот костюм от Гуччи я ношу уже пятнадцать лет, и он всё как новый!

— Не волнуйтесь! Он скоро не будет как новый! Дайте шляпу! Теперь посыпьте брюки пылью и облейте их кока-колой. Живо!

Мистер Нельсон через несколько минут стал грязным до отвращения.

— Теперь вы дозрели и приобрели полную возможность зарабатывать деньги честным трудом.

— Что же я должен делать? — спросил Нельсон.

— Сможете ли вы сказать по-французски, по-арабски и по-русски следующую фразу: «Господа, во время правления Трампа я не ел 1461 день»?

— Мосье, — начал Конрад Карлович, запинаясь, — мосье, гм, гм… же не, что ли, же не манж па… шесть, как оно, ен, де, труа, катр, сенк, сис… сис… жур. Значит — же не манж па сис жё сюи ёрёж дё фэр вотр конэсанс!

— Ну и произношение у вас, Киса! Впрочем, чего от обиженного режимом Трампа требовать.

— Зачем мне это всё? — воскликнул Конрад Карлович.

— Затем, — сказал Илон веско, — что вы сейчас пойдете к русскому павильону «Космос», станете возле их «Союза» и будете на французском, арабском и русском языках просить финансирование на программу полётов на Луну под названием «Артемида», упирая на то, что вы лицо пострадавшее от кровавого Трампа. Весь чистый сбор поступит на марсианские высадки. Поняли?

— Никогда, — принялся вдруг чревовещать Конрад Карлович, — никогда Билл Нельсон, администратор Национального управления по аэронавтике и астронавтике, не протягивал руку…

— Так протянете ноги, старый дуралей! — закричал Илон. — Как вам понравится этот альфонсизм? Три месяца живет на мой счёт! Три месяца я кормлю его, пою и воспитываю, и этот альфонс становится теперь в третью позицию и заявляет, что он… Ну! Довольно, мистер! Одно из двух: или вы сейчас же отправитесь к «Космосу» и приносите к вечеру миллион долларов, или я вас автоматически исключаю из числа пайщиков-концессионеров высадок на Марсе. Считаю до пяти. Да или нет? Раз…

— Да, — пробормотал предводитель НАСА.

— В таком случае повторите заклинание.

— Месье, же не манж па сис жё сюи ёрёж дё фэр вотр конэсанс. Подайте что-нибудь человеку, вырвавшемуся из застенков кровавого Трампа!

— Еще раз. Жалостнее.

Нельсон повторил.

— Ну, хорошо. У вас талант к нищенству заложен с детства. Идите.

— А вы, — спросил Билл Нельсон, — куда пойдете?

— Обо мне не беспокойтесь. Я действую, как всегда, в самом трудном месте.

Друзья разошлись. Илон сбегал в магазинчик канцтоваров в углу Выставки, купил там бланки квитанций и около часа сидел на каменной тумбе, пронумеровывая квитанции и расписываясь на каждой из них. После этого великий комбинатор двинулся строевым шагом по просторам Выставки и вышел к своему «Старшипу», построенному из оцинковки и профилей для гипсокартона. Со стороны, впрочем, сооружение выглядело блестящим и внушительным. Илон уже давно понял, что ракета для человека, лишенного предрассудков, может явиться весьма доходной статьей.

«Удивительное дело, — размышлял Илон, — как никто в мире не догадался до сих пор брать доллары за осмотр звездолёта. Это, кажется, единственное, за что пока не берутся деньги. Я уничтожу это позорное пятно на репутации капитализма!».

И Илон поступил так, как подсказывали ему разум, здравый смысл и создавшаяся ситуация с репутацией.

Он остановился возле «Старшипа» и, трепля в руках квитанционную книжку, время от времени вскрикивал:

— Приобретайте билеты на просмотр новейшего межпланетного корабля, граждане любители космонавтики. Десять долларов! Дети и русские космонавты бесплатно! Членам профсоюза астронавтов NASA — пять долларов! Не членам профсоюза астронавтов — тридцать долларов!

Илон бил наверняка. С человека, живущего в капитализме, содрать десять баксов за просмотр чего-то там не представляло ни малейшего труда. Все доверчиво отдавали свои зелёные, и один румяный бизнесмен из Род-Айленда, завидя Илона, сказал жене торжествующе:

— Видишь, Мэри, что я тебе вчера говорил? А ты сказала, что за просмотр этого космического монстра платить не нужно. Не может этого быть! Правда, сэр?

— Совершеннейшая правда, — подтвердил Илон, — этого быть не может, чтоб не брать за просмотр. Десять долларов! Дети и русские космонавты бесплатно! Астронавтам NASA — пять долларов! Не членам профсоюза астронавтов — тридцать долларов!

Ближе к вечеру подъехала на огромном кортеже из лимузинов экскурсия арабских шейхов. Илон испугался и хотел было притвориться невинным зрителем, но арабские шейхи так робко столпились вокруг великого комбинатора, что пути к отступлению не было. Поэтому Илон закричал довольно твердым голосом:

— Десять долларов! Дети и русские космонавты бесплатно! Членам профсоюза астронавтов NASA — пять долларов! Но поскольку уважаемые шейхи могут быть приравнены к уважаемым астронавтам НАСА, то вам пять долларов!

Шейхи заплатили, деликатно осведомившись, с какой целью взимаются пятаки.

— С целью капитального ремонта «Звездолёта», — дерзко ответил Илон, — чтобы не слишком разваливался.

— Сколько насобирали? — спросил Илон, когда согбенная фигура предводителя орбитального дворянства появилась поздно вечером у блестящего корабля.

— Миллион десять тысяч долларов. Из них миллион дал Дональд Трамп, который оказался на этой Выставке.

— Для первой гастроли неплохо! Вы меня умиляете, Киса! Но как вы получили миллион со старины Трампа?!

— Расспрашивал меня о том, как он издевался надо мной в годы своего президентства, лишал меня еды и пытал! Много смеялся!

— Вот видите, предводитель, нищим быть не так-то уж плохо, особенно при умеренном образовании и постановке голоса!.. А вы еще кобенились, Циолковского из себя строили! Ну, Кисочка, и я провел время не даром. Двенадцать миллиардов долларов ноль ноль центов. Итого — хватает на покупку Твиттера!

(продолжение следует)

Алексей Королёв

Историк космонавтики. Исследователь аномальных феноменов. Координатор Международного центра гоминологии и Русской уфологической станции по Уралу. Блогер на Яндекс-Дзене. Проводник по аномальным зонам Урала. Живёт и трудится в Екатеринбурге.