КОСМОС. ЗЕМЛЯ. НЕПОЗНАННОЕ…

Мультиформатный проект о Вселенной, космонавтике, уфологии и аномальных явлениях

Глава 37. Межпланетный космодром в Бока-Чика | Илон Маск: Начало.

Апр 23, 2022

С утра по захолустному техасскому местечку Бока-Чика ходил высокий худой старик в золотом пенсне. Он наклеивал на стены рукописные афиши:

22 февраля 2014 г. в помещении клуба «Весёлый астронавт» состоится лекция на тему: «Плодотворная дебютная идея полёта на Марс» и «Продажа билетов на рейс до Марса» на 160 столах гроссконструктора (главный конструктор) И.Маска.

Плата за лекцию — 1 доллар. Плата за билет на звездолёт — 100.000 $.

Начало ровно в 6 p.m. Администратор К. Михельсон.

Сам гроссконструктор тоже не терял времени. Арендовав конференц-зал за сто пятьдесят баксов, он зашёл в секцию любителей межпланетных полётов. В межпланетной секции за столом сидел одноглазый человек и читал на смартфоне про Нила Армстронга и высадку на Луне .

— Конструктор ракетно-космической техники И.Маск! — представился Илон, присаживаясь прямо на стол одноглазого. — Устраиваю у вас лекцию о полёте на Марс.

Единственный глаз бока-чикинского межпланетчика раскрылся до пределов, дозволенных природой.

— Сию минуточку, мистер конструктор! — крикнул одноглазый. — Присядьте, пожалуйста. Я сейчас.

Одноглазый убежал. Илон Маск осмотрел помещение космосекции. На стенах висели фотографии Юрия Гагарина и Джона Гленна, а на столе лежала запыленная конторская книга с заголовком: «Достижения американской астронавтики за 2012-2013 годы». Илон открыл её и увидел девственно чистые страницы.

Одноглазый вернулся с дюжиной техассцев разного возраста. Все они по очереди подходили знакомиться, называли фамилии и почтительно жали руку конструктора.

— Проездом на секретный советский космодром Плесецк, — говорил Илон отрывисто, — да, да, сеанс сегодня вечером, приходите. А сейчас, простите, не в форме, устал после спасения русской станции «Салют-7». Старушка совсем перестала работать, пришлось лететь туда с парой космонавтов, ремонтировать.

Бока-чикавские космисты внимали Илону с сыновьей любовью. Илона несло. Он почувствовал прилив новых сил и конструкторских идей.

— Вы не поверите, — заговорил он, — как далеко двинулась ракетная мысль. Вы знаете, Глушко дошел до пошлых вещей, с ним стало невозможно совместно осваивать Космос. Он сбивает своих противников на орбите из секретной космической пушки Нудельмана. Разбил уже почти все американские орбитальные станции, остался только SkyLab. Все в НАТО в большом беспокойстве.

Дальше конструктор перешёл на местные темы

— Почему в провинции нет никакой игры мысли?! Например, вот ваша космосекция. Так она и называется — космосекция. Скучно, girls! Почему бы вам, в самом деле, не назвать ее как-нибудь красиво, истинно по-космически. Это вовлекло бы в ваш кружок массу людей. Назвали бы, например, «Космический клуб четырех звездолётов», или «Звёздно-полосатый прорыв в Солнечную систему», или «Потеря качества техники при выигрыше многоразовости запусков». Хорошо было бы! Звучно!

Идея имела успех.

— И в самом деле, — сказали космисты, — почему бы не переименовать нашу секцию в Клуб четырёх звездолётов?

Так как бюро космосекции было тут же, Илон организовал под своим почетным председательством минутное заседание, на котором кружок единогласно переименовали в «Космоклуб четырёх звездолётов».

Конструктор собственноручно и художественно выполнил на листе картона вывеску с четырьмя ракетами и соответствующей надписью. Это важное мероприятие сулило расцвет межпланетной мысли в Бока-Чика.

— Ракеты! — говорил Маск. — Знаете ли вы, что такое ракеты? Они двигают вперёд не только экономику, но и культуру! А знаете ли вы, что ваш клуб при правильной постановке дела сможет совершенно преобразить город Бока-Чика?

Илон со вчерашнего дня не ел чёрной икры. Поэтому красноречие его было необыкновенно.

— Да! — кричал он. — Ракеты обогатят нашу великую страну и её культуру! Если вы согласитесь на мой проект, то спускаться из города к своей вшивой пристани на набережной вы будете по мраморным лестницам! Бока-Чика станет центром всего Восточного побережья! Что вы раньше слышали о городе Байконуре? Ничего! А теперь этот городишко богат и знаменит только потому, что там был организован первый полёт человека в Космос. Поэтому я говорю вам: в Бока-Чика надо устроить международный космодром и осуществлять отсюда межпланетные полёты!

— Как?! — закричали все.

— Вполне реальная вещь, — ответил гроссконструктор, — мои личные связи и ваша самодеятельность — вот всё необходимое и достаточное для организации Бока-Чикского космодрома. Подумайте над тем, как красиво будет звучать — «Межпланетный Космодром в Бока-Чика, штат Техас»! Приезд Фон Брауна, Королёва, Валентина Глушко, Каманина, Джанибекова, Савиных, Шкаплерова, собаки Лайки и доктора технических наук Рогозина обеспечен. Кроме того, обеспечено и моё участие!

— Но деньги! — застонали космисты. — Им же всем деньги нужно платить! Много тысяч денег! Где же их взять?..

— Все учтено могучим ураганом! — сказал И.Маск. — Деньги дадут сборы!

— Кто же у нас будет платить такие бешеные деньги? Ведь жители Бока-Чика…

— Какие там жители Бока-Чика! Местные жители денег платить не будут. Они будут их по-лу-чать! Это же всё чрезвычайно просто. Ведь на космодром с участием таких величайших конструкторов и астронавтов съедутся любители космонавтики всего мира. Сотни тысяч людей, богато обеспеченных людей, будут стремиться в Бока-Чика. Во-первых, местный автобусный транспорт такого количества людей доставить не сможет. Следовательно, будет построена железнодорожная магистраль Нью-Йорк — Бока-Чика. Это — раз. Два — это отели и небоскрёбы для размещения гостей. Три — поднятие сельского хозяйства в радиусе на тысячу километров: гостей нужно снабжать — овощи, фрукты, икра, шоколад, марихуана, кокаинДворец, в котором будет происходить всемирная конференция по каждому запуску — четыре. Пять — постройка гигантских парковок для гостевого автотранспорта. Для трансляции всему миру сенсационных результатов запусков на Марс придется построить сверхмощный сервер и проложить оптоволоконную линию. Это — в-шестых.

Теперь относительно железнодорожной магистрали Нью-Йорк — Бока-Чика. Несомненно, таковая не будет обладать такой пропускной способностью, чтобы перевезти всех желающих. Отсюда вытекает международный аэропорт «Большие Бока-Чики имени Джорджа Буша-младшего» — регулярное отправление почтовых самолетов, вертолётов и дирижаблей во все концы света, включая Лос-Анджелес и Москву.

Ослепительные перспективы развернулись перед бокачикцами. Пределы комнаты расширились

Гнилые стены старого клуба рухнули, и вместо них в голубое небо ушел стеклянный 200-этажный дворец космической мысли. В каждом его зале, в каждой комнате и даже в проносящихся пулей лифтах сидели и стояли вдумчивые люди и рассматривали чертежи космических кораблей на инкрустированных бриллиантами смартфонах. Мраморные лестницы ниспадали в голубой Атлантический океан, где на воде плавно колыхались океанские пароходы. По фуникулерам подымались в город иностранцы всех цветов кожи: австралийские поклонники индийской космонавтики, сами индусы в белых тюрбанах, немцы, французы, новозеландцы, жители бассейна реки Хуанхэ и, невероятно завидующие бокачикцам, — москвичи, петербуржцы, уральцы, сибиряки и волгари с эмблемами «Роскосмоса», которые они стыдливо скрывали или срезали при въезде в город.

Автомобили конвейером двигались среди мраморных отелей. Но вот — все остановилось. Это из фешенебельной гостиницы «Apollo Soyuz» вышел космонавт Алексей Леонов в обнимку с Томасом Стаффордом. Их окружали дамы. Полицейский, одетый в специальную космополицейскую униформу (галифе и китель из белого светоотражающего материала, на спине ранец системы жизнеобеспечения, ракеты в петлицах), вежливо откозырял. К космонавтам с достоинством подошёл одноглазый председатель бока-чикского Клуба Четырёх Звездолётов. Беседа трёх светил космонавтики, ведшаяся на английском языке с техасским акцентом, была прервана прилётом доктора Рогозина и администратора НАСА Билла Нельсона. Увидев друг друга, оба поморщились, но пожали руки. А вот по мановению руки одноглазого из ангара выкатили новый огромный звездолёт. Доктор Рогозин взволнованно побежал к нему, размахивая на бегу шляпой и повторяя «Построили! Построили ведь батут-то!».

Вдруг в небе была усмотрена чёрная точка. Она быстро приближалась и росла, превратившись в парашют. Как большая редька, на нём висел человек с ядерным чемоданчиком.

— Это он! — закричал одноглазый. — Ура! Ура! Ура! Я узнаю нашего великого чернокожего президента, мистера Барака Обаму. Только он один во всем мире носит такие зелёные носочки!

Доктор Рогозин снова поморщился.

Обаму поймали прямо на лету, и вот уже он, бодрый, сдувая с левого рукава пылинку, севшую на него во время полета над Техасом, упал в объятия одноглазого. Одноглазый председатель взял чернокожего президента за талию, подвел его к Рогозину и сказал:

— Помиритесь! Прошу вас об этом от имени широких бока-чикских масс! Помиритесь!

Дмитрий Олегович шумно вздохнул и, потрясая руку Обамы, сказал:

— Я всегда преклонялся перед вашей идеей закрыть тюрьму Гуантанамо!

— Ура! — воскликнул одноглазый. — Просто и убедительно! И вся необозримая толпа подхватила:

— Ура! Виват! Банзай! Просто и убедительно! ! !

Энтузиазм дошел до апогея

Два с половиной миллиона присутствующих здесь человек в одном воодушевленном порыве запели:

Космический закон суров и непреложен:

Кто перевес хотя б ничтожный получил

В пространстве, массе, времени, напоре сил —

Лишь для того на Марс путь и возможен!

— Не беспокойтесь, — сказал Илон, — мой проект гарантирует вашему городу неслыханный расцвет производительных сил. Подумайте, что будет, когда строительство космодрома окончится и уедут все гости. Жители Нью-Йорка и Вашингтона, стеснённые жилищным кризисом, дороговизной и безнадёгой, бросятся в ваш великолепный город. Столица автоматически переходит в Бока-Чика. Сюда переезжает президент, правительство и Конгресс с Сенатом. Бока-Чика переименовывается в Нью-Нью-Йорк, а Вашингтон — в Старые Бока-Чики. Парижане и лондонцы скрежещут зубами, но ничего не могут поделать. Нью-Нью-Йорк становится элегантнейшим центром всего мира!

— Всего мира! ! ! — застонали оглушённые этой мыслью бокачикцы.

— Да! А впоследствии и Вселенной!!! Космическая мысль, превратившая заштатный город в столицу земного шара, превратится в прикладную науку и изобретёт способы междупланетного сообщения. Из Бока-Чика полетят звездолёты на Марс, Юпитер и Нептун. Сообщение с Венерой сделается таким же лёгким, как переезд из Южной Дакоты в Северную Дакоту. А там, как знать, может быть, лет через восемь из Бока-Чика состоится первый в истории межзвёздный полёт!

Илон вытер свой благородный лоб. Ему хотелось икры до такой степени, что он охотно съел бы сейчас живого осетра.

— Да-а, — выдавил из себя одноглазый, обводя пыльное помещение сумасшедшим взором, — но как же практически провести мероприятие в жизнь, подвести, так сказать, базу?..

Присутствующие напряженно посмотрели на гроссконструктора

— Повторяю, что практически дело зависит только от вашей самодеятельности. Всю организацию, повторяю, я беру на себя. Материальных затрат никаких, если не считать расходов на межпланетные полёты, — ответил он.

Одноглазый подталкивал своих соратников.

— Ну? — спрашивал он. — Что вы скажете?

— Согласны! Построим! — загалдели бокачикцы.

— Сколько же нужно денег на… эти… полёты… и этот… космодром?

— Смешная цифра, — сказал Илон, — сто тысяч долларов.

— Всего? Со всех? — робко спросил одноглазый председатель.

— С каждого! — провозгласил И.Маск.

— У нас в кассе только девятьсот двадцать долларов шестнадцать центов. Этого, конечно, мы понимаем, далеко не достаточно…

Но конструктор оказался покладистым организатором.

— Ладно, — сказал он, — давайте ваши девятьсот двадцать баксов. Центы оставьте себе.

— А хватит? — спросил одноглазый.

— На первичные расходы — рассылку пригласительных sms — хватит. А потом начнётся приток пожертвований, и денег некуда будет девать!..

Упрятав доллары в пиджак, гроссконструктор напомнил собравшимся о своей лекции и любезно распрощался до вечера.

(продолжение следует)

Алексей Королёв

Историк космонавтики. Исследователь аномальных феноменов. Координатор Международного центра гоминологии и Русской уфологической станции по Уралу. Блогер на Яндекс-Дзене. Проводник по аномальным зонам Урала. Живёт и трудится в Екатеринбурге.