Заседание байденовского Политбюро: как жгли 50 млрд $, или Утро в сосновом бреду

Утреннее собрание высшего руководства США в Белом Доме, на котором имели место все эти странные события, поначалу не выделялось чем-нибудь непривычным среди десятков похожих — то есть не демонстрировало ни передового опыта, ни трудовых починов, а выказывало исключительно и единственно воинственно-удалой натиск американского энтузиазма. Верховодил же этим натиском президент Соединённых Штатов Джозеф Джозефович Байден.

Проходило это заседание в не очень большой, но великолепно отделанной комнате под названием Овальный кабинет. Когда-то, во времена Клинтона, это место получило альтернативное слово «Оральный», но ныне старине Байдену, уже пересёкшему свой семьдесят девятый рубеж, было не до таких штучек. Задача перед ним стояла куда более сложная: как не уснуть во время серьёзного мероприятия.

Общество, собравшееся в кабинете, состояло из самых постоянных завсегдатаев подобных заседаний. Присутствовали во-первых и в главных, вице-президент Камала Дональдовна Харрис, далее госсекретарь Энтони Дональдович Блинкен, директор национальной разведки Эврил Хэйнс вместе с директором ЦРУ Уильямом Бёрнсом, министр обороны генерал Ллойд Остин, а также администратор НАСА Билл Кларенсович Нельсон. На маленьком приставном стульчике сидела пресс-секретарь Белого Дома Джен Псаки, не понимавшая, к слову, ни слова из всего обсуждения, настолько же глупая, сколь и прекрасная. Возле неё почему-то стояла на высоких каблуках контролёрша финансов Сауле Омарова.

Все гости находились в полном смятении, слушая взволнованный рассказ государственного секретаря Блинкена.

— Да-с, дамы и господа! И трансгендеры! — восклицал, сразу же поправившись, Блинкен. — У нас по ведомству НАСА творится полный моветон! Не только правительство, уже и во всех министерствах и агентствах узнали о новоявленном чуде — отказе в НАСА от предложенного и даже утверждённого нами увеличения бюджета на 2022 год в размере 50 миллиардов долларов. Со всех сторон тянутся к нам предложения, что раз аэрокосмическое управление не хочет их получать, то просят отдать им эти деньги. Особенную активность проявляет Украина!ЦРУшник Бёрнс, будто бы теряя рассудок и пошатываясь, встал из-за стола и побрёл куда-то, по пути опрокинув бюст Кеннеди из китайского фарфора и наступив ботинком Камиле Харрис на шлейф великолепного голубого платья, но не извинился и даже не заметил этого. Издалека было заметно, что он уже несколько суток не закусывает. Подойдя к бару Овального кабинета, Бёрнс достал оттуда бутылку «Смирновской» и налил щедро, почти доверху, в алюминиевую кружку.

— Пятьдесят миллиардов!.. — сказал он шёпотом и обтёр висевшим рядом звёздно-полосатым флагом вспотевший лоб. Лицо его было бледным, поскольку накануне он помогал загружать вагон с оружием для венесуэльских повстанцев.

— В каком смысле отказались? — проснувшись от тяжкого забытья, в которое периодически проваливался, спросил президент Байден.

— Я тебе как госсекретарю скажу, — заговорила внезапно вместо НАСАвца Нельсона, почтенного джентльмена 79 лет отроду, контролёр Омарова, обращаясь вместо Байдена почему-то к Блинкену, — У нас ведь в Америке деньги что? Либертарианство, средство оплаты товаров, мерило человеческой ценности… словом — дрянь, пакость, мерзость! Я, конечно, аллегорически говорю. Но сказано в Библии и Конституции: “Товар — деньги — товар”. А где тот товар? Где товар, который НАСА производит? Нету! А тогда зачем им 50 миллиардов?

— Ну, они же там в НАСА мерчендайзинг какой-то производят, — вступился защищать генерал Остин. — Всякие майки, кепки, игрушки. Мы вот в армии никак не можем научиться игрушечные танки производить, всё время настоящие получаются. А они молодцы!

— Остин, заткнитесь! — вступила в разговор Камила Харрис, — Речь идёт не про машинки и ракетки для американских киндеров. НАСА отказались брать пятьдесят миллиардов баксов, предназначенных для лунной программы «Артемида». Какого дьявола, хочу я вас всех спросить, а в особенности вас, Нельсон?! Каким образом вы сможете долететь до Луны без этого финансирования? Вы что, умеете бесплатно высаживать там людей?!

— Не умеем.. — жалобно пискнул в ответ покрасневший как помидор Билл Нельсон.

Члены правительственного кабинета смотрели на него, разинув рты. Главменеджер НАСА между тем поправил сбившийся на затылок гермошлем, который после назначения на должность не снимал, даже когда спал, и вдруг решительно произнёс:

— Но мы и с деньгами не умеем там высаживаться, господа! Да неужто это можно назвать «высадками»?! Дурно мы высаживаемся. Пошло-с! Неужто можно так посадочные модули строить да такие скафандры шить на фабриках бюстгальтеров?!.. Это низко, господа, в высшей степени низко! Это хуже даже атеизма и коммунизма!..

Президент Байден сохранял невозмутимый вид. Канцелярским ножичком он параллельно перелистывал страницы свежего экземпляра «Комсомольской Правды» с таким видом, будто все происходящее его не касается. По правде сказать, Джозеф Джозефович опять уснул и работу руками осуществлял автоматически, как почти всё, что он делал во время своего президентства.

— Что вы себе позволяете, Нельсон! — продолжала вопить Камила Харрис, — Америка стоит на пороге небывалых, невиданных новых посадок на Луну. Белый Дом день и ночь выписывает вам транши, а вы изволите их ногою отшвыривать и указывать нам всем здесь, что мы — суть твари дрожащие, а вы, по сути-то простой администраторишко вашего убогого аэрокосмического управления, тут право имеете!..

— Да вы подумайте, Билли! — горячо зашептала разведчица Эврил Хэйнс в ухо уже бордового лицом администратора. — Ну возьмите вы этот транш в 50 миллиардов никому не нужный (а он никому не нужен, раз вас его заставляют взять) — и распишите потом на премии кому хотите. На Луну и вовсе не обязательно лететь! А сколько пользы, сколько радости вы принесёте своей семье, Белому Дому, Сенату, Конгрессу и миллионам простых американцев…

— Билл Кларенсович, я всегда знал вас как натуру тонкую и благородную… — начал было президент Байден, но в ту же секунду умолк, потому что опять уснул.

— Батюшка! Голубчик! — заскулил директор ЦРУ и подполз на коленях к Биллу Нельсону. — Пятьдесят миллиардов! Это ведь 25 бюджетов «Роскосмоса»!.. Позвольте мне их взять-с! У меня «оранжевые революции» встали без финансирования, господа!.. Венесуэльских контрас кормить нечем! Хотите, я вам за эти деньги подарю десять тысяч венесуэльских контрас?!..

— Нет, господа. Нет, нет и нет! — твёрдо произнёс пришедший в себя администратор НАСА. — Толку от этих денег не будет. И от полётов на Луну наших ещё меньше толку получится, даже если и долетим!

— Но… как же быть тогда с этим траншем-с? — растерянно спросил госсекретарь Блинкен, а потом забился в истерическом припадке.

— А вот вам моё предложение. Давайте мы этот транш, всю сумму, от имени американского правительства, перечислим в Фонд Мира-с! А?.. Что притихли, бестии?.. — громогласно возгласил Нельсон.

Услышав о Фонде Мира, президент Байден уже окончательно проснулся и крикнул:

— Ну уж нет, господа! Уж лучше тогда в огонь!..

— Да, уж лучше в огонь… в камине всё спалить к дьяволу! — следом за ним завопила вся толпа руководителей и громче всех кричал госсекретарь Блинкен, одновременно продолжавший биться в припадке.

— Да вы, сэр, видно, в Бога-то совсем не верите, — закричал тонким голосом министр обороны Остин с надрывом, — раз такое предлагаете! Видано ли дело — деньги в Фонд Мира отдавать! В огонь их немедленно!.. Пускай уж никому не достанется!..

Вся толпа начала совершать быстрые и, на первый взгляд, хаотичные действия. Кто-то заказывал по телефону у министра финансов 50 млрд долларов наличными в Овальный кабинет немедленно, другие тащили дрова и растопку, третьи просто прыгали на столе.

Джен Псаки поняла, что ничего не понимает в происходящей сцене и мучительно пыталась понять, как объяснить на ближайшей пресс-конференции это событие так, чтобы хоть кто-то что-то понял из её объяснений.

В это же время бывшая казашка Сауле Омарова воспользовалась суматохой и втихомолку подписала у ничего не понимающего президента Байдена несколько документов — об ограничении стоимости продуктов и нефтепродуктов и переходе на социалистическую модель экономики. Мысленно полковник Омарова широко улыбалась. Получить очередное звание оказалось не так уж трудно. «Бывших казашек не бывает!» — проскочила в её голове мысль и она двинулась к выходу из Овального кабинета…

Алексей Королёв

Читайте также: С такими друзьями, как Омарова, для США никаких врагов-бошировых не понадобится

Добавить комментарий