УЖАС КОРЕЙСКОГО КАПИТАЛИЗМА В СЕРИАЛЕ «ИГРА В КАЛЬМАРА». Почему Корея и Россия — братья-близнецы

Правильнее, конечно, сказать «сестры-близнецы»… Веб-сериал от сценариста/режиссёра Хван Дон Хёка и сети Netflix, вышедший в сентябре 2021 года, наводит на грустные мысли не только о экономическом и духовном коллапсе Южной Кореи, но и нашей страны под названием Россия.

Мини-сериал повествует о большой группе людей (проект стартует в количестве 456 человек, но постепенно их число сокращается, причём крайне жестокими способами), все они из-за нужды в деньгах принимают приглашение участвовать в абсолютно засекреченном турнире на выживание с итоговым призом в размере 45 млрд вон (38 млн долларов США). Каждая из девяти серий удивляет довольно непредсказуемыми поворотами событий и мощной визуализацией в типично корейском красочном стиле.

Честно, в моей жизни это ПЕРВЫЙ азиатский фильм, который я готов похвалить и обсудить. Всё-таки в Корее, Японии, Китае и прочих тихоокеанских голливудах до сих пор снимают слишком специфично для зрителя, привыкшего к российской и западной стилистике. Не забыть, как меня шокировал когда-то пугающий до чёртиков фильм «Звонок» в его американской версии (до сих пор считаю его самым страшным кино в мировой истории), а вот при просмотре японского оригинала уснул в середине фильма самым банальным образом…

Поэтому, неизвестно каким чудом, я вдруг решил посмотреть «Игру в Кальмара» — предполагая, что уже в середине первой серии станет ясна муторность сериала и можно будет выключать.

Вместо этого — сходу — посмотрел три первые часовые серии. На следующую ночь — ещё три! Досмотрев до конца, вынужден признать, что и в Юго-Восточной Азии наконец появились люди и идеи, создающие хиты мирового масштаба.

Безусловно, «Кальмар» не относится к числу редких шедевров, которые можно пересматривать много раз (в разряде бесценных мини-сериалов, на мой взгляд, навсегда будут значиться, например, «Настоящий Детектив» и «Фарго»). Больше того, второй раз смотреть абсолютно бессмысленно, потому что стилистика событий и декораций изучается детально благодаря общей продолжительности этого сериала (примерно 8 часов), а концепция однозначно ясна — вряд ли при повторном просмотре можно будет уловить какие-то новые смыслы, непонятые ранее.

Участник Игры №456, Сон Ки Хун, редчайший случай порядочного человека в «Игре в Кальмара»
И, конечно, для азиатских кинотворцов по-прежнему остаётся привычной схематичность, деление на чёрное-белое, отсутствие полутонов

Если, к примеру, персонаж Чан Док Су (игрок номер 101) — это гангстер и рэкетир, то он ведёт себя исключительным мерзавцем, подлецом и наглецом, в то время как участник №456 Сон Ки Хун, который работает водителем, живёт с матерью-старушкой и пытается найти денег хотя бы на подарок своей дочери, во всех ситуациях будет вести себя как добрый и порядочный человек, неспособный на подлость.

Гангстер, подонок и абсолютная сволочь Чан Док Су во всех ситуациях проявляет себя однозначно
Тем не менее, с общей идеей авторов фильма нельзя не согласиться: огромное количество людей испытывают финансовые сложности (часто на грани жизни и смерти) и ради их решения подавляющее большинство их оттолкнёт, проткнёт ножом и утопит кого угодно — хоть незнакомых людей, хоть собственного друга. Особенно если на кону стоят 38 миллионов баксов.

В целом просмотр «Игры в Кальмара» наводит на две главные мысли:

Первая — в Южной Корее с нравственностью и человеческими отношениями всё очень-очень плохо

Создатель проекта Хван Дон Хёк вынашивал его с 2008 года и, соответственно, всё, что мы видим на экране — это не сиюминутные зарисовки, а выстраданная годами собственной жизни картина жестокой корейской реальности. Массовая нищета, вымогательство и бандитизм, увлечение азартными играми типа скачек, проблемы с медицинской помощью, прикрытие внутренней пустоты и пороков под маской лицемерной религиозности (а среди участников Игры есть даже пастор), а главное — стремление любой ценой стать богатым. Вообще любой. Из 456 участников Игры буквально двое неспособны обмануть и предать. И это — взгляд корейского режиссёра на свою страну.

"Люди гибнут за металл" - это об "Игре в Кальмара"
«Люди гибнут за металл» — это об «Игре в Кальмара»
Вторая — а что, если бы такой фильм оказался снят не в Корее, а в России?..

Какой была бы отражена ментальность участников российского турнира, в котором лишь один человек  победитель  получает всё: Богатство + Жизнь?

Мы традиционно привыкли считать наш народ добрым, бескорыстным увальнем, масса представителей которого не ради денег, а ради справедливости, защиты других и любви в Родине способны бескорыстно отдать жизнь. Такой, знаете, народ александров матросовых. Но, думается, это миф, который уже уходит в область преданий — как сказка о Бабе-Яге, например. Тридцать лет либерализма и оголтелого монетаризма испортили нашу страну не меньше Южной Кореи (которую это бедствие начало охватывать с момента войны 1950-1952 годов, когда началось нашествие сначала армий западных стран, а затем внедрение западных «ценностей» и норм жизни). Очень может быть, что в российском аналоге «Кальмара» порядочных людей оказалось бы не двое, а, скажем, пятеро. Но это, прямо скажем, невеликое различие. Количественное — возможно, но качественное — нет. Мы ровно так же испорчены баблом. Давайте это признаем. Но если не согласны, то пишите в комментариях. Поспорим.

Алексей Королёв, кинозритель

П.С. Нет, был ещё один азиатский фильм, который я с интересом досмотрел до конца и не уснул — это «Паразиты». Он, конечно, почти на ту же тему, что и «Игра в Кальмара»: алчность, обман, деньги.

Читайте также: Стрельба в пермской школе, или Это не закончится никогда, потому что было всегда

Добавить комментарий